Новости партнеров , Черноземье ,  
0 

Эдуард Краснов: «Мы будем оценивать экономику в новых категориях»

Фото: tppvo.ru
Фото: tppvo.ru
Воронежский инвестор — об ошибочных прогнозах, жизненном ресурсе и личных табу во время кризиса

В инвестиционном портфеле ИК «Черноземье», которую возглавляет Эдуард Краснов, — несколько предприятий разного профиля: пищевая промышленность и переработка, производство сырья для автодорог, строительство, проектирование и образование. Все по классике — в разных корзинах, но нынешний кризис так или иначе сказался практически на всем. И все же глобальные изменения, произошедшие за последнее время, считает предприниматель, лежат не в плоскости бизнеса.

«Ждем окончания сезона, а цыплят по осени посчитаем»

— Самую большую устойчивость, как и следовало ожидать, продемонстрировал ВЗМП (Воронежский завод минерального порошка). На продукцию огромный спрос во всех регионах России, объемы отгрузки уже превысили прошлогоднюю динамику, почти 99% всей продукции оплачивается из бюджета. Правда, и увеличения рентабельности не ждем, потому что конкуренция в сегменте достаточно серьезная.

У завода по производству растительного масла «ОЛСАМ» прибыль в этом сезоне будет, скорее всего, минимальной. Часть сырья нам пришлось покупать уже по новым ценам, а подорожание оказалось очень существенным — с 17 до 28 рублей с НДС за килограмм. С учетом прошлогодних рекордных урожаев подсолнечника такого скачка цен на семечку и последовавшего за ним ажиотажного спроса не ожидал никто. Если бы мы покупали по этой цене весь объем, уже сейчас получили отрицательный финансовый результат. Общему балансу предприятия пока еще удается выходить в ноль за счет значительного — до 19 рублей за килограмм — роста цен на шрот. Но задачу сдерживания цен на конечную продукцию, поставленную в период карантинных мер, никто не отменял. А экспорт на текущий момент еще менее выгоден, чем внутренний рынок.

ВЭПИ набирает студентов, но уже ясно, что уровень нынешних выпускников сильно отличается не в лучшую сторону, и что с этим делать, пока непонятно.

Строительному бизнесу приходится труднее всего. Мы стараемся не повышать цены. Тем не менее, серьезный спад продаж объективно есть во всех сегментах, и списать его только на фактор сезонности не получится. Это затронет и проектировщиков. Сейчас наш институт «Гипрокоммундортранс» загружен работой на ближайшие девять месяцев, мы выиграли очень много тендеров, в том числе в Москве. Часть из них — бюджетные, и это наша подушка безопасности. А вот смогут ли вовремя расплатиться коммерческие заказчики — большой вопрос.

«Кажется, что глобально ничего не изменилось, но...»

— Нам повезло — два наших завода относятся к предприятиям непрерывного цикла и работали все это время безостановочно, только сотрудников старше 65 лет мы отправили на карантин. Производственные процессы не нарушились, с логистикой стараемся разрулить, даже падение рентабельности мы уже проходили. Но сейчас смотришь на скачущие цифры, а констатируешь, что на предприятиях все спокойно — потому что, слава богу, никто не заболел. И в таких категориях мы экономику еще не оценивали. Я не знаю, что будет дальше, и какие изменения нас ждут — и никто не знает. Но здоровье как главный ресурс, сама возможность получения медицинской помощи наверняка будут оцениваться иначе. Я никогда не относился к своему здоровью «правильно» — позволял себе и недосып, и перегрузки. Но несколько лет назад, когда прозвучал очень серьезный для меня «звоночек», занялся собой серьезно — похудел, стал ходить не менее 20 км в день, практически отказался от алкоголя. Последние несколько месяцев ясно дали понять, что ресурс здоровья снова истощился и нужна перезагрузка.

У меня есть кардиолог и стоматолог, которые «ведут» меня много лет, а за остальным лечением и плановой профилактикой хожу в «Олимп Здоровья». Я сделал этот выбор, потому что лично знаю человека, который за этим стоит, знаю его требования к качеству и меру ответственности за то, что он делает. Мне этого достаточно для безусловного доверия ко всем, кто в этой клинике работает. Плюс собственный опыт — мне пришлось побывать в лучших клиниках России и Европы, и есть с чем сравнивать. Поэтому могу утверждать, что плановые чек-апы, семейное медицинское сопровождение в «Олимпе Здоровья» соответствуют лучшим зарубежным стандартам — и по технической оснащенности, и по уровню врачебных компетенций. Это и есть то, что называется менеджмент здоровья — наличие у тебя четкого плана профилактических обследований, индивидуально подобранной диеты, программы физических нагрузок и уверенность, что все, что можно контролировать в своем теле, — под контролем. А если ты понимаешь, что и зачем делаешь, каких рисков хочешь избежать и на 100% уверен в обоснованности каждого назначения, появляется и мотивация все это выполнить.

«Олимп Здоровья» много изменил и в моем бизнесе тоже. Моя компания стала корпоративным клиентом — сотрудницы проходят здесь программы по поддержанию женского здоровья, я убедил обследоваться многих коллег, страдающих хроническими заболеваниями. И наконец, я впервые в жизни вложился в медицинский проект, хотя ни в коем случае не претендую на звание инвестора — просто делаю для него то, что умею лучше всего.

«Не хочу поддерживать негатив»

— Я всегда был очень рефлексирующим человеком, но сегодня — кризис это или совпадение — как никогда есть о чем задуматься. Например, время ли сейчас для критики того, что происходит в стране? Я всю жизнь — принципиально беспартийный, ура-патриотом не был, чинопочитание — тоже не мой вид спорта. И на мой взгляд, нет — не время. Если в твоей семье беда, а ты выносишь сор из избы, это — не благо, а вред для твоей семьи. Выставлять счета — кто, как и кому помог, кто сделал больше, кто меньше — тоже не время. Я всегда разделял помощь, которую я оказываю как бизнесмен, от той, которую даю лично от себя. Вот буквально вчера мы с моим другом Александром Кирилловичем Соловьевым открыли купленную и обустроенную нами детскую площадку возле цирка. Мне не зазорно говорить о такой помощи, для меня это — просто акт выполненных работ перед обществом. Но я никогда не говорил о том и о тех, кому помогаю лично. И знаю много людей, кто поступает также, помогая тихо и незаметно. Поэтому мне тяжело видеть, как моих коллег в прессе и соцсетях безапеляционно «размазывают» и обвиняют в сутяжничестве те, кто даже не представляет, что творится в их бизнесе. У меня есть друзья, которых кризис затронул очень серьезно, буквально разрушив систему сбыта и тем самым — источник дохода. И я хорошо понимаю, что делает негатив и подобные обвинения с предпринимателем, который пытается просто сохранить своих людей и не лишить их средств к существованию. Поверьте, решать, на что потратить свой заработанный рубль — помочь ли больному ребенку, которому нужно самое дорогое в мире лекарство, или отдать его на выплату зарплаты — это очень тяжелый, очень сложный выбор.

Моя строительная компания — в такой же ситуации, сбыт упал почти в три раза, и по сравнению с другими компаниями это еще «нормально»! Но, когда придет время платить по кредитам, я не имею права их просрочить. Я не позволил себе такого ни разу за все время существования своего бизнеса. Но и лишиться возможности помогать и делать то, что всегда считал важным и правильным, — тоже нелегко.

«Кризис — это всегда плохо»

— Никакой пользы для нормальной экономики в нем нет. Поэтому не терплю клише «Кризис — это новые возможности». Наверное, в мутной воде и турбулентности кто-то найдет чем поживиться: забрать лучших специалистов из разорившихся компаний, купить «на дне» какие-то акции и заработать на них, когда они отрастут, приобрести за копейки ранее недоступные активы в виде зданий или готовых предприятий. Это — реальные варианты. Но они — не для всех. В свое время мы полностью размежевались с одним хорошим юристом, который работал в моей компании и не проиграл ни одного суда. Но когда в кризисные годы он решил заняться банкротствами, я попросил его создать отдельное юрлицо — не хотел иметь к этому отношения. Свое никогда не отдам, но и наблюдать, как терпит крах чужой бизнес, — не по мне.

А «новые» возможности — они лишь для тех, у кого и до кризиса были ресурсы или способы их привлечь. А кто был гол как сокол — таким и останется. Остальное — все эти мотивационные установки «давайте повернемся спиной к проблеме и лицом к светлому будущему» — от лукавого. Меня не нужно мотивировать и заряжать энергией — я и так всегда заряжен.

Есть, конечно, и третий путь — предугадывать движения рынка и зарабатывать на этом. Но многие ли это умеют? Я не первый год в сельском хозяйстве и переработке, но во всех своих интервью говорил — семечка не будет стоить дороже 22 рублей с НДС за килограмм. А сейчас она — 28. Знай я это полгода-год назад, вложился бы, купил по тогдашней цене — 17 рублей — и имел бы сейчас маржу почти 60%. Но кто мог подумать?.. И значит ли это, что я плохой бизнесмен? Не знаю, не уверен.

«Все планы в силе. Но отсрочены»

— Год назад у нас были серьезные виды на проект в особой экономической зоне. Мы от них не отказываемся, но они — не в приоритете. Сейчас главное — выйти из этой ситуации здоровыми и в полном составе, а дальше — посмотрим. Черчилль сказал: «Только идиот никогда не меняет свои планы и свое мнение». По-моему, очень своевременная мысль.
 

На правах рекламы