Рыночный расклад , Черноземье ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Стимулы и барьеры: что влияет на инвестактивность промышленности

Фото: pexels.com
Фото: pexels.com
Эксперты — о том, почему так мало в России инвестируют в промышленность, и что поможет обеспечить приток инвестиционных ресурсов в отрасль

Объем инвестиций в основной капитал за шесть месяцев 2021 года увеличился по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года на 8,3%, составив в действующих ценах 6235,2 млрд рублей, говорится в статье, опубликованной аналитиками Научно-исследовательского объединения РЭУ им. Г. В.Плеханова.

При этом, как следует из исследования, по видам экономической деятельности доля инвестиций в основной капитал в секторе добыча полезных ископаемых снизилась до 22,6%, в обрабатывающих производствах вырос на 5,1%, однако доля в общем объеме инвестиций в основной капитал понизилась с 18,4% до 17,7%. В добывающих производствах темпы роста объема инвестиций были существенно ниже. Наибольший пророст (+14,2%) наблюдался в добыче угля и металлических руд (+4,6%), что связано с восстановлением мирового промышленного производства. При этом в секторе добычи нефти и природного газа объем инвестиций снизился на 5,9%.

Несмотря на то, что сейчас наметилась положительная тенденция в инвестиционной активности бизнеса, эксперты уверены, что говорить о бурном росте инвестиционной динамики пока не приходится. По прогнозам ЦБ, динамика инвестиций 2021 года будет отражать более быстрое восстановление: темп прироста ВНОК (валового накопления основного капитала, — прим. ред.) по итогам года сложится на уровне 2,6-4,6% против 2,0-4,0%, ожидаемых ранее. В 2022-2023 годах по мере стабилизации темпов роста мировой экономики, спроса и подстройки производственных мощностей инвестиционная активность снизится до 2-4%.

Что тормозит приток инвестиций в промышленность

Как считает директор практики государственного консалтинга SBSConsulting Алексей Калинин, общая проблема российской экономики — неопределенность будущего и отсутствие уверенности в нем.

«Горизонт планирования, что в государстве, что в бизнесе — 3-5 лет, более долгосрочные планы и стратегии если и делаются, то очень быстро откладываются в сторону, — поясняет эксперт. — Частные проблемы именно промышленных инвестиций — недостаточная (в сравнении с другими отраслями) рентабельность при достаточно высоком уровне налогообложения (если в его составе учитывать и социальные взносы), слабой инфраструктуре (кроме ограниченного числа новых промышленных площадок)».

В числе основных причин низких промышленных инвестиций — это сложности с финансированием и недостаток у большинства компаний оборотных средств, добавляет руководитель консалтинговой компании «Енютин и партнеры» Андрей Енютин. «Банки крайне неохотно берут на себя более высокие риски участия в таких проектах, предпочитая кредитовать предсказуемые для них сектора экономики», — говорит он. К таким рискам эксперт отнес — отсутствие необходимого опыта у производителей. Часто речь идет о выпуске новой для инициатора проекта продукции, иногда эти производства вообще отсутствуют в России, все это значительно повышает риски по сравнению с вложениями в расширение или модернизацию действующего производства. Сроки окупаемости проектов в промышленности, а особенно в более технологичных ее секторах, существенно выше, чем в торговле, строительстве и др. Все это также способствует тому, что при кредитовании приоритет отдается проектам с быстрой окупаемостью. А также сложность с реализацией залогового имущества. «Как правило, оборудование для таких производств изготавливается под конкретные параметры проекта. В дальнейшем, если с проектом что-то пойдет не так, то реализовать данное залоговое имущество банку будет крайне затруднительно, а очень часто просто невозможно по причине отсутствия потенциальных покупателей».

Как отмечает Алексей Калинин, предприятия сегодня сами практически не берут в расчет банковскую систему как источник средств для развития производства, а иные способы финансирования или дорогие (облигации), или не рассматриваются из-за необходимости допустить инвестора к участию в управлении (выпуск акций).

Займы для промышленников

Для модернизации российской промышленности и создания новых производств в 2015 году запущен Фонд развития промышленности (ФРП). За шесть лет работы он стал ключевым инструментом реализации стратегических задач промышленной политики страны. Сформированная к 2021 году линейка программ Фонда предоставляет возможность промышленным предприятиям, от малых производителей до крупных холдингов, на выгодных условий софинансирования реализовывать разномасштабные проекты. Только в 2020 году ФРП профинансировал более 233 проектов на 60,9 млрд рублей.

Сегодня Фонд развития промышленности помогает получить средства на расширение и модернизацию производства, установку российского софта и системную интеграцию цифровых решений, что способствует увеличению производительности труда, говорит первый вице-президент «Опоры России».

«Действующие механизмы поддержки промпредприятий можно назвать высокоэффективными, так как условия для бизнеса лучше, чем в финансовых организациях — реализовать промышленные проекты можно, получив целевые займы по ставке 1% и 3% годовых сроком до семи лет. Причем, минимальная сумма составляет 5 млн, а максимальная — 2 млрд рублей».

Как отмечают эксперты работа с ФРП имеет ряд существенных преимуществ для предприятий промышленного сектора. Фонд предлагает широкую линейку продуктов, что позволяет выбрать оптимальный вариант. Это займы на финансирование первоначального взноса (аванса) лизингополучателя, закупку комплектующих, приобретение оборудования и другое, говорит Андрей Енютин. «Самым главным преимуществом ФРП, наверное, является его безальтернативность для многих предприятий, потому что привлечь финансирование где-то еще часто просто нет возможности по причине того, что многие кредиторы не хотят брать на себя дополнительные риски».

Генеральный директор УК «Выбор» Евгений Пашко отмечает, что в целом Фонд нельзя сравнивать с коммерческими кредитными организациями: и нацеленность на результат, и подход к управлению рисками у ФРП гораздо более привлекательные для заемщика. «Но, общаясь с коллегами, вижу, что поддержкой Фонда пользуются далеко не все. Очевидно, что ФРП едва ли может побудить взять займ и активно развиваться тех, кто к этому не готов. И хотя признаю, что льготные заимствования средств могут существенно ускорить развитие предприятия, но вообще не слишком верю сегодня в институт льготного кредитования как бизнесобразующую структуру».

Не без проблем

Несмотря на положительную оценку действующих институтов развития в целом, существует и ряд проблем, с которыми сталкиваются промпредприятия при реализации инвестпроектов при их поддержке, указывает Андрей Енютин. «Сегодня в России имеются достаточно разнообразные инструменты для стимулирования инвестиционной активности в промышленности — это финансирование под минимальные процентные ставки, различные виды субсидирования, предоставление льготных режимов налогообложения, упрощение и удешевление подключения к коммуникациям и т.д. Но работа всех этих структур выглядит очень разрозненной и не приносит желаемого результата, — говорит он. — Очень часто льготные налоговые режимы предоставляются компаниям, не представляющим большого интереса для развития промышленности, которые просто переезжают на такие территории из других мест, не создавая новых производств, а льготное финансирование предоставляется под проекты, которые вряд ли способны принести существенную пользу для развития экономики».

Еще одной проблемой является излишняя бюрократизация процесса получения финансирования и преференций, продолжает эксперт. «Процедура подготовки документов, их экспертизы и утверждения обычно растягивается на несколько месяцев, при этом документация, необходимая для предоставления в эти структуры, существенно отличается. Все это, если не отпугивает компании, то, по крайней мере, отвлекает большие ресурсы на подготовку документов, всевозможные согласования и существенно затягивает сроки реализации проектов. Возможно, проведенная реформа изменит ситуацию, но пока говорить об это преждевременно».

Эксперт уверен, что сделать работу институтов развития более эффективной поможет четкое фокусирование на определенных секторах экономики. Главной задачей институтов развития является не столько общий рост экономики, сколько развитие конкретных отраслей и направлений. «Такое развитие вполне возможно, если принять программу с четким пониманием, какой рост и где нам нужен, и создать специальные подразделения на уровне Минпромторга или Минэкономразвития, которые были бы ответственны за результаты по конкретному направлению, наделив их достаточными полномочиями. Все это позволило бы через одного интегратора комплексно решать все вопросы от привлечения инвесторов по принципу государственно-частного партнерства до предоставления льготных налоговых режимов нужным проектам, привлечения финансирования на приемлемых условиях и др. Соответственно точечное развитие ключевых секторов позволило бы добиться роста смежников и т.д.».

Стимулировать и регулировать: стратегия для инвестиционного оптимизма

Промышленность не имеет каких-то прямо особых отличий с точки зрения запуска инвестиций по сравнению с другими отраслями экономики, отмечает Алексей Калинин. «Обеспечить не неизменность условий регулирования, или гарантировать их не ухудшение всем, а не только по отдельным проектам, — отмечает эксперт. — Реформировать политику Банка России, повысив доступность кредитных ресурсов для тех, кто мог бы и хотел взять кредит — но сегодня даже не рассматривается банками из-за сложностей с обеспечением кредитов, резервированием средств и прочим. Предпринять наконец усилия (и здесь тоже многое зависит от Центробанка) к развитию нормального финансового рынка, не ограниченного небольшим количеством крупных игроков. Изменить систему налогообложения, стимулировать бизнес к инвестированию средств. Предприятие могло бы развиваться, но над ним после любой внезапной проблемы, будь то локдаун или повышение стоимости сырья и комплектующих, висит бремя выплат налогов и заработных плат, угрожающее блокировкой счетов и полной остановкой производства. В результате даже если какой-то запас средств и появляется, он не инвестируется, а придерживается на черный день».

«Пока ни банки, ни частные инвесторы не готовы вкладываться с горизонтом на 10 лет окупаемости в России, где слишком много влияющих на ситуацию факторов, — говорит генеральный директор Finhelp Павел Вешаев. — Выход в текущих условиях — в фокусе внимания и поддержке со стороны государства в точечные кластеры, сектора и т.д., а также вложения в инфраструктуру, чтобы вход в такие проекты стоил меньше и был менее рискованным. Есть вероятность и того, что текущий экономический кризис и пандемия, приведшие к разрыву прежних экономических цепочек, подстегнут развитие производств в условиях диверсификации и зададут вектор на внутреннюю экономику».

От первого лица Вадим Дмитриев: «Задача Фонда — содействие в модернизации производства»
Содержание
Закрыть