Компетенция , Черноземье ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Михаил Бычков: «Стремимся привозить и брать самое лучшее»

Партнёр статьи:
Михаил Бычков (Фото: из личного архива)
Михаил Бычков (Фото: из личного архива)
Художественный руководитель Платоновского фестиваля и Камерного театра Михаил Бычков — о Платоновском фестивале, премии «Золотая маска», премьере «Свадьбы Фигаро», спектаклях и планах на 2022 год

— В этом году XI Платоновский фестиваль посетили более 36 тысяч зрителей. Было тяжело собрать такую большую аудиторию в нынешних условиях пандемии?

— Нет. Обычно аудитория Платоновского фестиваля гораздо больше и шире. Несмотря на все ограничения, все сложности, которые мы, как и весь мир, переживаем, все-таки удалось провести форум не в онлайн-формате, а именно так, как привыкли наши зрители. Фестиваль был таким долгожданным. Он стал большой радостью не только для нас, организаторов, но и, думаю, для всех, кто знает его, любит и ждет. А люди очень ждали. Например, вспомним 2020 год: несколько раз переносили даты фестиваля, и зрители сохраняли билеты, меняли свое расписание, надеялись до последнего. Нам удалось провести фестиваль в прошлом году, и в этом он прошел в запланированные сроки. Конечно, кое-что не случилось. Основная зарубежная программа XI Платоновского была запланирована на сентябрь. Поскольку эпидемиологическая ситуация к осени ухудшилась, пришлось от нее отказаться. Но фестиваль состоялся. Более того, он даже начался раньше, чем обычно. В апреле впервые в истории нашего города показали балетный спектакль «Укрощение строптивой» Большого театра России. Это знаковый проект фестиваля, к которому шли несколько лет. В июне прошел традиционный Платоновский. Залы были полны: нам разрешили увеличить наполняемость до 100%.

— Изменился ли подход к формированию программы из-за ограничительных мер?

— Конечно, главные принципы остались неизменными. Стремимся привозить самое лучшее. Не все проекты технически возможно реализовать, не все из них можем потянуть по финансовым причинам. Но из того, что возможно, стараемся брать самое лучшее. Следим за всем, что происходит и в нашей стране, и на основных пространствах искусства Европы и не только. Приходится часто работать в особенных условиях. Например, вспомним всех иностранных гостей, которые в прошедшем июне все-таки приехали на спектакли «Воронежского кейса» и «Музыку мира в Белом колодце». Каждому участнику нужно было оформлять приглашение, специально делать запрос через правительство РФ. Помогали представители и нашего областного правительства, и всех других необходимых ведомств. Затем была проведена большая организационная работа, соблюдали все требования. Даже выпустили интересные защитные фестивальные маски в стиле пекинской оперы. Да, были все эти сложности, но в основном все остается по-прежнему.

Уже приобрели большой опыт по изменению условий договоров и дат показов. Например, могу рассказать историю фестиваля «Маршак», которая произошла этой осенью. Из-за ухудшения эпидемиологической ситуации в Воронеже полностью подготовленный детский театральный фестиваль с прекрасной программой было решено не проводить буквально за четыре дня до начала. Но после согласования с нашими учредителями удалось не отменять его, а перенести на весну. В течение одной недели договорились со всеми участниками о переносе целой программы на весенние каникулы. Зрители сохранили свои билеты, по ним они могут прийти на спектакли «Маршака» весной. Теперь мы мастера по переносу дат, по изменению графиков и договоров. Все это, к сожалению, связано с новыми условиями, в которых работаем.

— В этом году многие участники Платоновского фестиваля номинированы на российскую национальную театральную премию «Золотая маска», в том числе и ваша постановка «Свадьба Фигаро». Спектакли, показанные на фестивале, входили в must see сезона. Расскажите, был ли специально сделан такой подбор?

— Естественно, это свидетельствует о качестве нашей программы. А также подтверждает высокий уровень работы и опыта отдела фестивальных программ и всей команды фестиваля, которая привозит в Воронеж действительно лучшие спектакли, выпущенные в России в последнем сезоне. Так работали всегда, планируем так работать и дальше. Приятно, что наш выбор совпадает с мнением экспертов «Золотой маски». Здорово, что проект Платоновского фестиваля «Воронежский кейс», в рамках которого показали и премьеру «Свадьбы Фигаро», и спектакли воронежских театров, и танцевальный перформанс «Новая земля», увидели приглашенные гости — эксперты, театральные критики и журналисты. Многие из этих работ тоже стали номинантами на «Золотую маску».

— Юбилейный сезон Воронежского государственного театра оперы и балета начинался с премьеры «Свадьбы Фигаро». И XI Платоновский фестиваль открывался именно этой оперой. Это ваша третья работа на сцене Театра оперы и балета за последние пять лет: первая — «Дон Жуан», вторая — «Родина электричества» по Платонову. Своеобразный триптих на сцене этого театра. Почему «Свадьба Фигаро» перенесена во времена после Первой мировой войны? Почему Фигаро возвращается с войны?

— Затрудняюсь ответить так, чтобы вам доставить удовольствие. Когда после долгого перерыва делал «Дон Жуана», была цель сделать нормальный, правильный, ожидаемый, на максимально приличном уровне, оперный спектакль. Цель для себя — поиграть в хорошего европейского мастера старой школы, поработать в спектакле с эпохой. «Родина электричества» — первая и единственная опера, написанная по произведениям писателя Андрея Платонова. Это стало открытием материала для публики. «Свадьба Фигаро» — очередная попытка прочтения режиссерского и музыкального материала. Должен сказать о своем соавторе, Феликсе Коробове, с которым вместе придумывали и анализировали эту историю. Было неинтересно рассказывать ее комнатный, кулуарный вариант. У Моцарта это совсем не развлекательная опера. Я для себя это так формулировал. Толчком к изменению сюжета послужила простая вещь — в оригинале граф отправляет Керубино в полк. Но если представить себе, что его отправляют не просто в полк, а на войну, на передовую? Это приобретает несколько иной смысл. Мне кажется, в этом соединении любви и смертельной опасности заложена хрупкость мира, обострение желания любви, продиктованное передышкой. Это короткий кусок мирной жизни, лежащей между потрясениями, между войнами, между потерями. И вот в этот короткий период нужно успеть от жизни взять максимум, взять все. Поэтому все немножко сходят с ума. И графа, о котором мне было интересно рассказать, любовь настигла посреди жизненного опьянения. Одним словом, это непросто. Скажу так: я пришел к такому художественному решению.

— Поговорим о ваших личных итогах. Помимо оперной постановки, вы еще создали в этом году в Никитинском театре спектакль «Собачий вальс». Расскажите про него.

— Очень рад, что эта работа состоялась. Пьеса давно была у меня на полке, даже входила в короткий список пьес, запланированных при создании Камерного театра еще в 1993-1994 годах. Сегодня эту пьесу понимаю и ощущаю изнутри, она для меня актуальна психологически. С большим удовольствием реализовал свое сегодняшнее мироощущение с помощью этого материала. Тем более что Борис Алексеев, исполнитель главной роли, очень достойный артист, мой ученик, который в этой роли работает, на мой взгляд, тонко и глубоко. Без него не стал бы браться за эту историю. В результате получилось все, что мы хотели для театра. Мне известно, что зрители смотрят спектакль «Собачий вальс» с удовольствием, и дай Бог, чтобы он шел подольше.

— Расскажите о планах на следующий год. Чем нас порадуют фестивали и Камерный театр?

— Премьера «Иранской конференции» по мотивам пьесы Ивана Вырыпаева состоялась 3 декабря. В этом сезоне делаем эскизы спектаклей, а потом уже, на основе получившегося результата, решаем, выпускать ли их полный вариант. Так было и с «Иранской конференцией».

Лично у меня в следующем году будет большая работа. Согласился войти в состав жюри «Золотой маски». В третий раз поеду трудиться в этом качестве. Нужно посмотреть более сорока спектаклей. Затем мы на «Золотой маске», но уже в танцевальном конкурсе, представим и наш фестивальный перформанс «Новая земля», и работу Воронежского камерного театра «Плот медузы». А затем планируем начать новую работу с нашей танцевальной труппой.

Конец марта — это «Маршак». Надеюсь, что эпидемиологическая ситуация стабилизируется, и фестиваль состоится. После его завершения сразу начнем подготовку к следующему, VIII «Маршаку». То есть в 2022 году пройдет сразу два детских театральных фестиваля, весной и осенью.

Платоновский фестиваль не будет делиться на летнюю и осеннюю части, а полностью пройдет в июне. Надеюсь, это случится. Сейчас идет работа над созданием программы. У нас есть интересные проекты — как новые, так и те, которые не состоялись в этом году и пройдут в следующем.

Мои личные режиссерские планы пока воздержусь анонсировать. Внутри Камерного театра также продолжится работа: режиссеры будут показывать эскизы, а затем мы будем решать, станут ли они спектаклями в репертуаре театра. Еще два режиссера до конца сезона поставят свои эскизы в Камерном. Возможно, какой-то из них станет спектаклем, который выпустим в новом сезоне, осенью 2022 года.

Содержание
Закрыть