Инструменты , Черноземье ,  
0 

Игорь Ефремов: «Помощь нашей стране — задача №1 в 2023 году»

Игорь Ефремов (Фото: пресс-служба «Липецкой трубной компании «Свободный сокол»)
Игорь Ефремов (Фото: пресс-служба «Липецкой трубной компании «Свободный сокол»)
Президент ООО «Липецкая трубная компания «Свободный сокол» — о запуске новой печи, мечте построить мощное литейное производство, помощи мобилизованным и поддержке российской армии

— Давайте начнем с успехов вашей компании. Чего вы добились в 2022 году, что особенно значимо для российской экономики и ее восстановления в нынешних реалиях?

— 2021 год был тяжелым для компании: менялся менеджмент, у нас и сейчас есть корпоративный конфликт. Но самое главное: в конце 21-го года мы стали полностью российской компанией. Что нам это дало? Если посмотреть на показатели и сравнить 2021 и 2022 годы, то они весьма впечатляющие. Объем производства у нас увеличился на 37%, объем реализации — на 43%, объем выручки — на 70%. И налогов мы заплатили больше, на сегодня — на 47%. Следовательно, и зарплаты сотрудников выросли: в 2022 году среднемесячный показатель составил 46,1 тысячи рублей, тогда как годом ранее было 36,6 тысячи рублей. Радует, что наши сегодняшние показатели даже выше средних по региону. Как видите, цифры внушительные. Прежде всего, это достигнуто благодаря слаженной работе коллектива, который удалось переформировать, вернуть незаслуженно уволенных специалистов. Также была проведена большая работа по модернизации оборудования. Мы рассчитываем еще успеть в декабре запустить малую печь, которая нам позволит увеличить объем производства фасонных частей. Постоянная динамика, постоянное развитие, и постоянная интенсификация производства — вот главные критерии нашего роста.

Игорь Ефремов: «Помощь нашей стране — задача №1 в 2023 году»

— Вы упомянули, что в конце 2021 года вы стали полностью отечественным производством. А что это значит?

— В октябре прошлого года мы выкупили у иностранной компании долю. Но когда бывшие совладельцы из одной из прибалтийских республик увидели наши прибыли, поняли, что так можно работать, сразу начали пытаться вернуть все назад всеми правдами и неправдами, поэтому сейчас идут суды. Мы уверены, что разум восторжествует, поскольку наша позиция абсолютная легальная и честная.

— А какие проблемы решали в 2022 году и, может быть, есть нереализованные задачи, которые переносятся на следующий год?

— Компания активно развивается, планов у нас громадье. Даже санкции дали только дополнительный толчок. На сегодня все наши усилия направлены на обеспечение страны нашей продукцией. Если сравнивать с автомобильным рынком, то мы выпускаем «мерседес» по цене «жигулей», то есть в ценообразовании мы сопоставимы с любой другой конкурентной продукцией, а по эксплуатационному качеству, жизненному циклу и цене владения мы значительно выше. Согласно статистике Мосводоканала, который активно использует нашу трубу, она показывает самую низкую аварийность. А представьте: устранение любой аварии в Москве обходится от 350 до 500 тысяч — это колоссальные деньги. У нашей же трубы гарантированный эксплуатационный срок не менее ста лет, и это подтверждено временем. Не так давно из Петродворца нам привезли в подарок чугунную трубу, которая пролежала в земле 278 лет и активно эксплуатировалась для фонтанов. И если бы не необходимость увеличения сечения водовода — пролежала бы еще столько же. Поэтому, конечно, чем больше мы будем поставлять нашей продукции на российский рынок, тем быстрее мы сможем справиться с проблемой водоснабжения и водоотведения в нашей стране.

Кроме того, в Российской Федерации для того чтобы активно развивать среднее и тяжелое машиностроение, необходимо, в первую очередь, развивать литейное производство. Из одиннадцати центролитов, которые существовали в Советском Союзе, остались только два — белорусский и рязанский. А без литья очень сложно будет поднимать машиностроение, станкостроение и так далее. Организовать литейное производство — это достаточно дорогое удовольствие, поэтому сейчас практически все базируется на китайском литье. И пока Россия не наладит свои литейные производства, резкого толчка машиностроения мы не получим. По законам экономики, чем больше объемы выпускаемой продукции, тем ниже себестоимость. И наша мечта — возродить сегодня нечто подобное центролиту. У «Свободного сокола» колоссальные мощности по газу, по электроэнергии, великолепная инфраструктура на территории, площадка позволяет разместить любое производство, в том числе и центролит. Мы видим поддержку государства, Минпромторг откликается на наши идеи, и мы работаем в этом направлении. И наша мечта — построить мощное литейное производство, которое бы дало толчок многим другим производствам.

— Хоть вы и полностью отечественное производство, коснулись ли вас санкции?

— Практически мы их не почувствовали. На сегодня по сырью у нас стопроцентная российская составляющая. Но в течение года были момент, когда какие-то российские заводы не успевали выполнять наши заказы, и мы их доразмещали за рубежом.

После того как мы стали полностью российской компанией, ушел западный менеджмент, мы начали пересматривать контракты с иностранными клиентами. Мы поставляли продукцию в 22 страны мира, естественно, эти контракты у нас вели представители европейских компаний, которые были у нас в учредителях. После того как мы пересмотрели эти контракты, нам удалось поднять цены от 300 до 500 евро на одной тонне. Представьте, допустим, если мы грузили в год около 10 тысяч тонн за рубеж, то какие колоссальные деньги терял завод! После приведения ценообразования в соответствие экспорт стал нам выгоден, но, к сожалению, ненадолго, поскольку санкции не позволили активно развивать это направление дальше. Нас хорошо знают в Европе и везде мы успешно конкурировали с мировыми лидерами. Как ни странно, европейские страны и сейчас хотят нас видеть на своем рынке. К примеру, есть запросы из Италии, в Словению недавно отгрузили две машины. Не хочу сказать, что мы полностью потеряли экспортный сектор, пока, скажем так, все поставлено на паузу.

— Ваша компания удачно справляется со всеми вызовами. Во время пандемии вы сохранили весь штат. А как на предприятии отразилась мобилизационная компания?

— У нас было призвано 42 человека, фактически в СВО принимает участие 27 человек. Конечно, на нас это также сказалось, так как в производстве задействовано большое количество мужчин. Но наш коллектив отлично справился. Да, мы продляли смены, увеличивали нагрузку на отдельных специалистов. Но мы уже успели обучить сотрудников и стабильно работаем.

— А компания как-то помогала мобилизованным сотрудникам?

— Несомненно. Прежде всего, мы пытались полностью обеспечить всем необходимым своих сотрудников исходя из их потребностей, вплоть до кнопочных телефонов, вставляли заводские сим-карты, чтобы у них не болела голова, как их пополнять. Более того, молодежь завода организовала волонтерское движение «Я, мы — крепкий тыл!», и мы их поддержали, чтобы семья каждого мобилизованного оказалась под нашим вниманием. Мы постоянно на связи: кому-то нужно к родителям переехать — мы выделяем транспорт, кому-то что-то отремонтировать — у нас есть практически все специалисты, у кого-то возникают вопросы с ипотекой — наши юристы берут их под опеку. Движение набирает обороты, и сегодня мы изучаем возможность, чтобы обеспечить детей мобилизованных бассейнами, какими-то секциями. Сейчас собираем заявки — и будем максимально помогать.

— А как помогаете Донбассу и освобожденным территориям?

— Я уже пять раз был на новых территориях. Хорошо изучил потребность. В ноябре мы отвезли в Мариуполь в подарок полкилометра наших труб, сами смонтировали их: маленький поселок — спутник Мариуполя — мы обеспечили водой. Учитывая дефицит как питьевой, так и технической воды в самом Донецке, мы привезли полную ГАЗель нашей липецкой воды.

— А какие основные цели и задачи ставите на 2023 год, и какие проекты будете реализовывать в первую очередь?

— В первую очередь мы хотим помочь нашей армии. За короткий срок мы разработали и освоили производство мобильных печек, так называемых «буржуек». Чугун имеет очень высокую теплоотдачу и хорошо держит тепло. Поэтому мы сделали их разборными, быстро монтируемыми, чтобы они были максимально удобными в перевозке, если нужно быстро уехать, и теплоэффективными. Порядка ста печей мы запустили в производство. К нам обратился рязанский полк, который сформирован из мобилизованных, в том числе липецких ребят: тридцать три печи мы им уже отправили. Также они нас попросили обеспечить различными жизнеобеспечивающими материалами — все, что нужно для строительства, формирования блиндажей, землянок — на этой неделе мы везем еще такую помощь. Наши «буржуйки» вызвали ажиотаж, к нам уже и Росгвардия обращается. Мы будем помогать, чем можем.

Кроме того, недавно мы снимали ролик о надежности труб, где стреляли из огнестрельного оружия по различным видам труб, и наша труба оказалась пуленепробиваемой. Этот ролик попал к ученым, и они заинтересовались: теперь высокопрочный чугун будет рассматриваться для различных защит наших военных. У нас есть предложение поучаствовать в производстве различного типа снарядов. Этот вопрос мы будем рассматривать с Минпромторгом. Пытаемся, чем можем, помогать нашим военным и нашей стране. Это задача номер один на следующий год.

Инновации Energon: «Вопрос оптимизации расходов на энергию в числе первых»
Материалы выпуска
От первого лица Алексей Беспрозванных: «Объем поддержки технопарков — свыше ₽50 млрд»
Компетенция Андрей Шпиленко: «Мы перезапускаем формат промышленных кластеров»
Компетенция Александр Десятириков: «Мы рассчитываем на рост объемов производства»
Компетенция Артем Верховцев: «В регионе более 50 компаний с иностранным участием»
Компетенция Сергей Курбатов: «Из 276 компаний с иностранным участием ушли только три»
Бизнес-кейс Александр Сухарев: «Мы наблюдаем стабильный рост продаж нашей продукции»
Практика Александр Базаев: «Основная задача — повышение эффективности ОЭЗ «Липецк»
Бизнес-кейс ГК ОДСК: «Мы не сорвали сроки строительства объектов в Орле и Липецке»
Практика Александр Вартанян: «Лин-проект можно внедрить в любом виде деятельности»
Инструменты Игорь Ефремов: «Помощь нашей стране — задача №1 в 2023 году»
Инновации Energon: «Вопрос оптимизации расходов на энергию в числе первых»
Практика Александр Сергиенко: «Наш регион — лидер по догазификации в 2022 году»
Инструменты Андрей Соболев: «Качество строительства не снижаем ни при каких условиях»
Инновации Владимир Поваров: «₽2,7 млрд направлено на инфраструктуру Нововоронежа»
Инструменты Олег Николаенко: «Тариф за 10 лет в среднем вырос на 4,5%»
Содержание
Закрыть