Компетенция , Черноземье ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Николай Лычев: «У нас в России, наверное, пятьдесят оттенков зеленого»

Партнёр статьи:
Николай Лычев (Фото: из личного архива)
Николай Лычев (Фото: из личного архива)
Главный редактор портала Agrotrend.ru Николай Лычев — о «зеленом стандарте» на российском рынке продовольствия, озвученном президентом Владимиром Путиным в своем послании Федеральному собранию в феврале 2019 года

— Николай, 2 июня этого года закон «О сельскохозяйственной продукции, сырье и продовольствии с улучшенными характеристиками» одобрен Советом Федерации и вступит в силу 1 марта будущего года. Как вы его оцениваете?

— Идея неплохая. Мысль, положенная в основу так называемого «зеленого законопроекта», в целом правильная: выделить из общей массы продукцию с улучшенными экологическими и потребительскими характеристиками, получив в итоге некую дополнительную маржу. Как я понимаю, фактически предполагается создать систему добавленной стоимости, в которой маржа будет распределяться между ритейлером, производителями сырья, конечной продукции, удобрений, сельхозтехники и т.д. — то есть между всеми участниками этой продуктовой цепочки. А у покупателя теоретически будет выбор — купить традиционный «индустриальный» продукт или же товар с «зеленой полки», в котором содержание условно вредных веществ ниже, чем в ординарной продукции. Но в России идеи часто расходятся с практикой, а уж прозрачное распределение маржи совсем не в нашей традиции. Что будет на этот раз — посмотрим.

— А не запутается ли покупатель? Помимо зеленой, у нас есть органическая продукция, и «био», а еще «эко»…

— Вы правы — у нас в России, наверное, пятьдесят оттенков зеленого. Может запутаться. Очень опасаюсь, что в итоге так и получится. Вот я как потребитель не понимаю до конца, где у нас в России «зеленая продукция», а где «органик» — точнее, где грань между одним и другим. И тут мне еще «подгружают» какой-то «зеленый бренд». Идея, повторюсь, по сути неплохая, но будет ли она уместна на еще очень незрелом рынке органической продукции? Рынке многострадальном, на котором до сих пор остаются проблемы с сертификацией, с соблюдением норм органического производства и так далее. Ведь никто не против производства сельхозпродукции с улучшенными характеристиками, если это не greenwashing и не чье-то промо, а они на самом деле улучшенные. Не следует забывать, что объем глобального рынка органики составляет примерно 100 млрд евро в год с перспективой роста до 140-150 млрд евро. И у этого рынка есть внятное нормативно-правовое регулирование, прописанное в законодательствах разных стран — у всех примерно одно и то же. А вот по улучшенной «зеленой продукции» единых стандартов в мире нет, и никогда не было. Везде — в США, Китае, ЕС, России — это понимают по-своему. И везде это будет разная продукция. Идея очень неочевидная, хотя и имеет право на существование.

— Владимир Путин в своем послании выразил уверенность, что на внешнем рынке, где «ничего чистого вообще не осталось», российская «зеленая продукция» пойдет влет.

— Многие тогда согласились со словами Владимира Путина, что «наше естественное преимущество — это огромные природные возможности, их нужно использовать для наращивания производства именно экологически чистой продукции». Хорошо, а что дальше? А далее он высказался очень обтекаемо: «Правительству следует проработать проект создания собственного зеленого бренда, в том числе и для целей экспорта». В итоге, после выступления президента, эксперты и чиновники больше полугода пытались разобраться, что такое «зеленый бренд», о котором говорил президент, что он имел в виду. Решили, что это должна быть продукция с улучшенными характеристиками, которые объединили в «зеленый стандарт». Было протокольное поручение, еще несколько этапов, и в итоге появился «зеленый законопроект», как проект федерального закона.

В том виде, как он реализован сейчас, закон продвигает обычную «индустриальную» продукцию — от удобрений и кормов до продовольствия, а если нужно, то и с пищевыми добавками, использованием антибиотиков, стимуляторов роста и всего того, что в России не запрещено. Понятно, что некоторые участники рынка видят этот закон источником получения дополнительной маржи. Но если он будет работать не на каких-то отдельных лоббистов, а на весь рынок, то с точки зрения интересов агроотрасли во всем этом ничего дурного нет. Минусы будут скорее для потребителя, который и так ценностно дезориентирован.

— Насколько может быть дороже такая продукция? Будет ли она пользоваться спросом у массового покупателя?

— Посмотрим. Если вы имеете в виду не базовые ресурсы, а продукты питания, то для начала хотелось бы увидеть, будут ли ее вообще производить. А там пусть производители убеждают покупателя, что это стоит дороже, и почему. В любом случае продукция должна обладать в глазах потребителя какой-то дополнительной ценностью по сравнению с обычной. Потребитель, которого удастся убедить, конечно, найдется. Однако повторюсь: очень опасаюсь, что это будет не полезно для еще небольшого и незрелого рынка органической продукции. Потребитель не будет видеть разницу между органическим продуктом и «зеленым брендом». Сколько будет стоить — не знаю. Но учитывая, что «зеленый стандарт» является той же индустриальной продукцией с пониженным содержанием каких-то веществ или ингредиентов, то она должна быть не в разы дороже, как органик, а на 10-20%, учитывая более высокую себестоимость ее производства. Едва ли производителю удастся получить сверхмаржу только за счет того, что при содержании условной молочной коровы, начиная с какого-то этапа, прекратили использовать антибиотики.

— Российские агрохолдинги смогут выпускать «зеленую продукцию»? Или это ниша фермеров?

— Все российские агрохолдинги, использующие интенсивное животноводство и растениеводство, как правило, чистые «индустриалы». Фермеры больше заточены под органику — это «бутиковая» зона с ее крафтовыми колбасами, ремесленным пивом и так далее. А агрохолдинги, если им надо выделиться, смогут, как мне видится, производить не только обычную, но и «зеленую продукцию». При условии, конечно, ее востребованности на рынке.

Практика Татьяна Антипова: «Росагролизинг» инвестировал в развитие АПК ₽43 млрд»
Материалы выпуска
Компетенция Николай Лычев: «У нас в России, наверное, пятьдесят оттенков зеленого»
Практика Татьяна Антипова: «Росагролизинг» инвестировал в развитие АПК ₽43 млрд»
От первого лица Артем Белов: «Молочная отрасль продолжит свое динамичное развитие»
Практика Наталия Красовская: «Проблема с дефицитом кадров стоит перед многими»
Компетенция Корней Биждов: «Страхование от ЧС будет востребовано в малом бизнесе»
Инновации «Смарт Грэйд» создает сепараторы с технологией искусственного интеллекта
Компетенция Рустам Хафизов: «Сельское хозяйство проигрывает в битве за абитуриентов»
Инновации Ирина Шулипина: «Работаем над улучшением технологии производства яблок»
Практика Дмитрий Матвеев: «Мы производим порядка 22-25 тонн сыра в день»
От первого лица Вадим Бабушкин: «Аграрное образование — тренд последних лет»
Инструменты Андрей Алексеев: «Доля внутреннего рынка составит порядка 60%»
Практика Сергей Простатин: «Наблюдаем серьезную погодную турбулентность»
Содержание
Закрыть