От первого лица , Черноземье ,  
0 
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.

Артем Белов: «Молочная отрасль продолжит свое динамичное развитие»

Партнёр статьи:
Артем Белов (Фото: из личного архива)
Артем Белов (Фото: из личного архива)
Гендиректор «Союзмолоко» Артем Белов — о состоянии отрасли, росте себестоимости «молочки» и снижении доходности, а также о том, какие издержки от внедрения маркировки и повышения экологических требований понесет бизнес

— Артем, расскажите, какие тенденции сейчас наблюдаются в молочной отрасли?

— В 2020 году переработка молока по инвестиционной активности вышла на первое место среди других отраслей пищевой промышленности. В молочный сектор вложено более 60 млрд рублей. При этом общий объем инвестиций за последние 10 лет составил свыше 300 млрд рублей, 2/3 этих средств пришлись на развитие производства традиционной молочной продукции, каждый шестой рубль направлен в производство сыров.

Аналогичная ситуация наблюдается и в производстве товарного молока. За последние 10 лет общий прирост составил порядка 4 млн тонн товарного молока, а среднегодовые темпы роста достигли порядка 3,5%. Все эти факты говорят о том, что даже несмотря на стагнацию потребления, индустрия продолжает развиваться достаточно динамично. Можно также отметить, что российские производители молока и молочной продукции стали активнее заниматься импортозамещением. За это время объем импорта снизился примерно на четверть. При этом в последние годы индустрия активно наращивает объемы экспорта российской молочной продукции. Только по итогам 2020 года он вырос более чем на 20%. Данный тренд сохранился и в 2021 году.

Артем Белов: «Молочная отрасль продолжит свое динамичное развитие»

— Многие эксперты отмечают, что в этом году наблюдается снижение потребительского спроса на «молочку». На ваш взгляд, с чем это связано?

— На самом деле снижение спроса на молочную продукцию — долгосрочный тренд, который мы наблюдаем на протяжении последних нескольких лет. Это оказывает существенное влияние на рынок, поскольку отрасль очень чувствительна к уровню доходов населения. К сожалению, потребление молока и молочных продуктов снижается под влиянием сокращения реальных располагаемых доходов населения.

Вместе с тем отмечу, что 2020-2021 годы стали исключением из общего правила — мы увидели некоторый рост потребления молочной продукции. На это повлияли несколько ключевых факторов. Во-первых, закрытие границ из-за пандемии коронавируса способствовали тому, что платежеспособные россияне не уехали на отдых за рубеж, а тратили деньги в стране. Во-вторых, это государственные меры поддержки, принятые федеральными властями. В их числе выделение 400 млрд рублей для помощи социально-незащищенным слоям населения. В результате спрос на молочную категорию сохранился, а по целому ряду позиций, например, масло и сыр вырос, и довольно существенно.

— За последние полтора года молочная отрасль столкнулась с резким снижением доходности как в производстве, так и в переработке. Какие ключевые факторы на это повлияли? И к каким негативным последствиям для рынка это может привести?

— Действительно, один из ключевых рисков, который мы видим с точки зрения долгосрочного развития молочной отрасли и ее инвестиционной привлекательности — это резкий рост себестоимости производства сырого молока и его переработки. Повышение стоимости кормов, особенно высокобелковых привели к увеличению себестоимости производства сырого молока от 40% до 80% в зависимости от региона. В результате ослабления рубля (к началу 2020 года оно составило порядка 20%) серьезно выросли многие составляющие себестоимости в сырье, которые привязаны к валюте. Прежде всего, речь идет о племенном материале, ветеринарных препаратах, запчастях для переработчиков, минеральных удобрениях и т.д. Похожая ситуация наблюдается в переработке.

Таким образом, в сырье за последний год себестоимость выросла в среднем практически на 17-18%, в переработке — примерно на 13-14% в зависимости от категории молочной продукции. Также дополнительную нагрузку на отрасль внес ввод маркировки, который потребовал достаточно существенных инвестиций со стороны производителей. При этом рост себестоимости не компенсируется ростом цены на полке и на ферме. Так, рост цены на сырое молоко на ферме составил 8-10%, на полке лишь 4,5%. По сути, молочная индустрия является дефлятором российской экономики в целом, которая снижает общие темпы продовольственной инфляции.

— Ранее вы заявляли, что введение системы маркировки молочной продукции не позволит небольшим предприятиям восстановиться после пандемии, девальвации и других кризисных явлений. Удалось ли преодолеть все сложности?

— Сейчас отрасль находится в активном процессе внедрения маркировки. С 1 июня 2021 года начали маркировать сыры и мороженое, с 1 сентября молочную продукцию со сроком годности более 40 суток. С 1 декабря под маркировку будет попадать вся продукция со сроком годности 40 суток и менее. В целом процесс займет достаточно длительное время и по плану завершится только 1 декабря 2023 года. Такой длительный переходный период связан с тем, что помимо нанесения DataMatrix кода, стоит еще задача организовать систему прослеживаемости продукции «от поля до прилавка».

Конечно, у участников рынка есть определенные трудности при реализации проекта — это касается внедрения решений, готовности интеграторов поставлять оборудование, снижения производительности линии, увеличения брака при нанесении и считывании DataMatrix кодов. Покупка оборудования требует дополнительных существенных затрат от бизнеса. При этом наблюдаем серьезный рост стоимости упаковки для тех компаний, которые выбрали типографский способ нанесения кодов маркировки. Все эти факторы, безусловно, негативно влияют на экономику производства.

Но, еще раз повторюсь, процесс внедрения маркировки достаточно длительный, и мы надеемся, что все технические аспекты удастся преодолеть. Что касается роста себестоимости, то здесь действует механизм господдержки отрасли, который разработали федеральные власти. В частности, в настоящий момент производителям доступны льготные краткосрочные кредиты на приобретение оборудования для маркировки. Также ожидаем, что будут реализованы меры поддержки по возмещению прямых понесенных затрат бизнеса. Молочная отрасль является социально значимой. Продукты недорогие и занимают порядка 20% в потребительской корзине россиян. Потребители очень чувствительны к цене. Поэтому данный комплекс мер мог бы минимизировать основной объем инвестиционных затрат, которые понес бизнес с внедрением маркировки. Это позволило с одной стороны сохранить доходность для производителей, а с другой стороны, обеспечить потребителей качественными и доступными продуктами питания.

— Вы сказали, что с декабря стартует третий этап маркировки молочной продукции. Насколько сегодня бизнес готов к работе в новых условиях?

— Большинство российских компаний производят широкий ассортимент молочной продукции. Поэтому многие из них уже прошли первый и второй этап маркировки, и они очень хорошо понимают данный процесс. Заключены контракты на поставку оборудования и MES-системы для интеграции оборудования производителя с системой оператора. Но есть объективные риски. Молочная отрасль достаточно разнопланова и очень сложная с точки зрения производственных линий, которые выпускают кастомизированную высококачественную продукцию. Это требует большого количества не просто стандартных решений, а точечных настроек.

Плюс к этому существуют проблемы с поставками оборудования со стороны интеграторов. Сейчас на регулярной основе мы совместно с Минпромторгом и Минсельхозом раз в неделю проводим совещание с участием основных игроков молочного бизнеса, оператора маркировки ЦРПТ и интеграторов, где обсуждаем и разбираем конкретные кейсы. В рамках каждой встречи рассматриваем порядка 10-15 компаний. К сожалению, решать эту задачу приходится в ручном режиме для того, чтобы потребитель в декабре и январе смог увидеть на полках качественную молочную продукцию.

— Сейчас правительство России активно прорабатывает концепцию расширенной ответственности производителя, которая предполагает утилизацию 100% упаковки с 2022 года и уплату экологического сбора. Как вы считаете, какие риски для молочников несут разработанные поправки?

— Наверное, так говорить не совсем корректно. Думаю, что производители и граждане понимают, насколько сегодня важна экологическая повестка. И тот объем упаковки, который генерирует не только пищевая индустрия, но и другие сектора экономики, несет очень серьезную нагрузку на экологию.

Позиция государства — перенос ответственности за утилизацию упаковки на производителей абсолютно правильная. И бизнес ее поддерживает. Однако здесь есть определенные нюансы. Сейчас в отрасли утилизация упаковки в зависимости от ее материала составляет от 10 до 35% в год. С 1 января 2022 года для пищевой промышленности будет введен 100% норматив утилизации, причем одномоментно. Мы понимаем, что перейти от 35% к 100% утилизации сразу практически невозможно. Поэтому бизнес выступает за то, чтобы были предусмотрены разумные переходные периоды в течение 3-5 лет. Почему это важно? Стопроцентный норматив по утилизации приведет к существенному росту дополнительных затрат для молочной индустрии, порядка 400 млрд рублей в год. Таким образом затраты вырастут до 10-12 млрд рублей, а это уже 30% от чистой прибыли сектора.

По мнению бизнеса, необходимо предусмотреть значительный переходный период, чтобы финансовая нагрузка на производителей молочной продукции была постепенной. Это крайне важно для отрасли в условиях растущей себестоимости, сокращения доходов населения, ограниченного спроса и реализации иных регуляторных инициатив. Впоследствии это может отрицательно отразиться на доходности всего сектора и его инвестиционной привлекательности. А что такое инвестиции бизнеса? Это в первую очередь новые рабочие места, налоги, заработная плата, новые потребители и т.д. Поэтому необходимо найти сбалансированный подход, который позволит решить задачи государства и создаст максимально комфортные условия для бизнеса и потребителей.

— Как вы видите развитие российского молочного рынка в ближайшей перспективе?

— Молочная отрасль продолжит свое динамичное развитие. Мы видим хорошие возможности для развития бизнеса как на внутреннем рынке, так и на международном. Сегодня мировой рынок оценивается в 40 млрд долларов США. Объем экспорта российской молочной продукции в денежном и натуральном выражении составляет более 20%. Здесь наша страна обладает высоким потенциалом, и мы можем занять очень хорошее место на мировом рынке.

Также мы имеем неплохие возможности в части импортозамещения. Несмотря на то, что в последние годы доля импорта серьезно снижается, порядка 17% в нашем объеме потребления все еще приходится на импортируемую продукцию. Следовательно, отрасли есть куда расти.

Сегодня Россия потребляет около 240 кг молока и молочных продуктов на душу населения в год, при этом медицинская норма — порядка 330 кг на душу населения. Здесь также есть большой потенциал для развития, который напрямую связан с доходами населения — будут расти доходы, будет расти и спрос на молочную продукцию.

И третья важная история — сбалансированная господдержка индустрии, включающая кредиты по низким ставкам, субсидирование «капексов» и пр. Сохранение комплекса мер, минимизация различных регуляторных рисков позволят обеспечить доходность молочного сектора и его инвестиционную привлекательность.
 

Компетенция Николай Тагинцев: «Импорт продукции АПК в регион снизился в 1,8 раза»
Материалы выпуска
От первого лица Артем Белов: «Молочная отрасль продолжит свое динамичное развитие»
Компетенция Николай Тагинцев: «Импорт продукции АПК в регион снизился в 1,8 раза»
Компетенция Юлия Щедрина: «АПК региона и сегодня уверенно смотрит в будущее»
Компетенция Корней Биждов: «Страхование от ЧС будет востребовано в малом бизнесе»
Компетенция Сергей Юдин: «Сельскому хозяйству нужны чемпионы»
Инновации Сергей Карпеев: «Отрадно, что наши аграрии смотрят на передовые решения»
Компетенция Вячеслав Пачин: «Акцент правительства направлен на развитие отрасли АПК»
Инновации Андрей Манзюк: «Своевременность — тренд следующего года»
Бизнес-кейс Экономика данных в сельском хозяйстве: проблемы перехода
Практика Ольга Федорова: «Люди — самый ценный капитал в АПК»
Практика Вадим Ерыженский: «По зерновым мы примерно на уровне 2020 года»
Бизнес-кейс Беспилотная техника XAG: кейс от агрономов
Инновации Ирина Шулипина: «Работаем над улучшением технологии производства яблок»
Компетенция Рустам Хафизов: «Сельское хозяйство проигрывает в битве за абитуриентов»
Практика Сергей Простатин: «Наблюдаем серьезную погодную турбулентность»
Содержание
Закрыть