Владимир Слатинов: «В крупных городах оппозиционное настроение»
Материалы выпуска
Владимир Слатинов: «В крупных городах оппозиционное настроение» Рынок Евгений Савченко: «Нужно уходить от бюджетного патернализма» Решения Сергей Лукин: «Моя обязанность – решать задачи, которые ставят жители» Решения Аркадий Пономарев: «Жизнь не заканчивается Садовым кольцом» Решения Игорь Артамонов: «Смотрю в будущее с оптимизмом» Решения Александр Гусев: «Для лечения ковида перепрофилировали 38 медучреждений» Решения Андрей Клычков: «2020 год помог нам найти дополнительные средства» Решения Роман Старовойт: «В районы еду не просто так, я реагирую на настроения» Решения Виктор Карамышев: «Не теряя темпов развития» Решения Евгения Уваркина: «Больных точек у города много» Решения Ольга Павлова: «До конца 2021 года реализуем тысячу наказов избирателей» Решения Александр Афанасьев: «Сейчас не время для решения личных амбиций» Решения Владимир Нетесов: «Для дальнейшего развития региона есть все условия» Решения Артем Верховцев: «Видим существующие вызовы и понимаем, как отвечать» Решения Сергей Юхачев: «В пандемию регион показал устойчивую динамику развития» Решения Евгений Матушкин: «Региональный бюджет 2021 года — это бюджет развития» Решения Елена Воронина: «Наша ТПП — одно из лучших бизнес-объединений в регионе» Решения Александр Ганов: «Все дороги ведут в Крым» Инструменты Александр Вартанян: «В нашей природе заложено сопротивление новому» Инструменты Александр Рогачев: «Укрепились в мысли, что наша философия правильная» Инструменты Дмитрий Ендовицкий: «Университет стал другим» Компетенция Владимир Архипенко: «У нас упала рентабельность» Инструменты
Рынок Черноземье
0
Материалы подготовлены редакцией партнерских проектов РБК+.
Материалы выпуска
Материалы выпуска
Евгений Савченко: «Нужно уходить от бюджетного патернализма»
Сергей Лукин: «Моя обязанность – решать задачи, которые ставят жители»
Аркадий Пономарев: «Жизнь не заканчивается Садовым кольцом»
Игорь Артамонов: «Смотрю в будущее с оптимизмом»
Александр Гусев: «Для лечения ковида перепрофилировали 38 медучреждений»
Андрей Клычков: «2020 год помог нам найти дополнительные средства»
Роман Старовойт: «В районы еду не просто так, я реагирую на настроения»
Виктор Карамышев: «Не теряя темпов развития»
Евгения Уваркина: «Больных точек у города много»
Ольга Павлова: «До конца 2021 года реализуем тысячу наказов избирателей»
Александр Афанасьев: «Сейчас не время для решения личных амбиций»
Владимир Нетесов: «Для дальнейшего развития региона есть все условия»
Артем Верховцев: «Видим существующие вызовы и понимаем, как отвечать»
Сергей Юхачев: «В пандемию регион показал устойчивую динамику развития»
Евгений Матушкин: «Региональный бюджет 2021 года — это бюджет развития»
Елена Воронина: «Наша ТПП — одно из лучших бизнес-объединений в регионе»
Александр Ганов: «Все дороги ведут в Крым»
Александр Вартанян: «В нашей природе заложено сопротивление новому»
Александр Рогачев: «Укрепились в мысли, что наша философия правильная»
Дмитрий Ендовицкий: «Университет стал другим»
Владимир Архипенко: «У нас упала рентабельность»

Владимир Слатинов: «В крупных городах оппозиционное настроение»

Доктор политических наук Владимир Слатинов — о связи голосования за поправки в Конституцию с выборами в местные парламенты, отношении губернаторов к вирусу и ожиданиях от 2021 года
Владимир Слатинов (Фото: из личного архива)

Текущий год получился насыщенным на политические события: уход с поста губернатора Белгородской области Евгения Савченко, и, последовавший за этим резонансный процесс назначения врио, голосование за изменения в Конституцию, а также сентябрьские выборы в представительные органы власти.

Выборы 2020 года

Общероссийское голосование по вопросу одобрения изменений, вносимых в Конституцию РФ, длилось с 25 июня по 1 июля 2020 года. Регионы Черноземья провели его по-разному: со скромными результатами в Курской и выдающимися в Тамбовской областях.

Это повлияло на сентябрьские выборы. Власти открыли для себя многодневное голосование, которое, с высокой вероятностью, будет использовано и в 2021 году. Нововведение позволило проявить себя губернаторскому корпусу, а также продемонстрировало избирателям ряд новых технологий политической мобилизации.

Было несколько значимых событий, среди которых, выборы в Липецкий горсовет. Губернатор Игорь Артамонов, избранный в 2019 году, должен был показать свою политическую состоятельность, помимо того, что он глава субъекта федерации и эффективный экономический управленец. Игорь Артамонов возглавил региональное отделение «ЕР», что закрепило за ним формальную ответственностью за результаты партии власти. Выборы были важны как для первого лица, с точки зрения расстановки сил в регионе, так и для местной оппозиции. Игорь Артамонов одержал разгромную победу: единороссы взяли 34 из 36 мандатов. Коммунисты и ЛДПР не получили ни одного депутатского места, что, конечно, обедняет политическую картину. Этого удалось достичь, в том числе благодаря невысокой явке (20%): за несколько дней голосования властям удалось мобилизовать лояльный электорат. Получается, что мнения 80% не учтены, и это будет иметь последствия. Политическое представительство искажено, и это повлияет на качество решений, которое коснется избирателей в 2021 году и позднее.

Масштабные выборы составов городской и областной Дум прошли в Воронежской области. Если говорить о партийных списках, то абсолютное большинство голосов получила «Единая Россия» (61%), на втором месте — КПРФ с результатом 14%. По итогам голосования по спискам в городскую Думу «ЕР» набрала 36% голосов, в то время как за КПРФ проголосовали 23% избирателя. У коммунистов, таким образом, число голосов в Воронеже существенно больше, чем в регионе. «СР» и ЛДПР тоже показали неплохие результаты в столице Черноземья.

Получается, что облцентры настроены более критично. Во всех городах довольно низкая явка — около 20%. Это станет проблемой для выборов в Госдуму в 2021 году: массовое оппозиционное настроение крупных городов может отразиться на результатах.

В Белгородской областной Думе теперь заседают все представители крупного бизнеса, так называемый «совет директоров». Это мудрый ход экс-губернатора Евгения Савченко: он оставляет преемнику эшелонированную систему защиты белгородской политико-экономической модели, которая формировалась годами. Принимать решения новому врио теперь придется вместе с областной Думой, что несколько ограничивает степень его свободы.

Выборы в Тамбовскую городскую Думу стали сенсацией. Тамбовщина со свойственным ей «электоральным султанатом» всегда показывала высокие результаты поддержки власти — голосование за поправки в Конституцию завершили с уровнем поддержки в 87%. Но произошла удивительная метаморфоза: действующий губернатор побеждает на выборах, и, одновременно, город Тамбов выражает вотум недоверия «Единой России» — она получает в два раза меньше по партийным спискам, чем «Родина».

Триумфальный разгром «ЕР» можно связать с двумя факторами. Несмотря на успехи Тамбовской области (особенно в промышленности), региональная столица была «головной болью» губернатора, где в течение нескольких лет сменилось три мэра. Такая кадровая путаница вызвана недовольством жителей. Другой фактор — наличие мощного харизматичного лидера в лице Максима Косенкова, который сформировал отличную команду и победил партию власти, что редко кому удается. Александр Никитин пошел на компромисс, предложив главе оппозиционной фракции кресло мэра. Однако, чтобы Косенков вступил в должность, необходимо либо отменять приговор по уголовному делу, либо менять модель управления на сити-менеджера, что возможно только с подачи областной власти.

Кто в Черноземье противостоял пандемии лучше всего

Эффективность борьбы с вирусом в Черноземье можно определить по нескольким факторам. Первый — объективные данные статистики. Второй, более субъективный, — медийный поток и наличие резонанса, связанного с ковидными проблемами. И третий — анализ мер с точки зрения борьбы с пандемией и негативными экономическими последствиями.

Логичнее всего оценивать число заболевших по отношению к населению конкретной территории. Понято, что чем больше новых случаев, тем хуже ситуация и менее эффективно управляется регион.

Наиболее благоприятная ситуация в Липецкой (1%) и Белгородской областях (1,1%). Далее идут Тамбовская и Курская области — 1,3% и 1,4%, в Воронежской области пандемия коснулась 1,5% населения. Самая сложная ситуация на Орловщине — 2,3%. И, если анализировать новостной поток, то можно заметить корреляцию. Неблагополучие Орловской области на виду — по сообщениям облздрава, пользователей в сети, анализу экспертов. Много говорится о дефиците коечного фонда (как и везде, но ситуация на Орловщине явно острее), претензиях к качеству управления здравоохранением.

Итого, мы видим контролируемую ситуацию в Липецке, Белгороде, неплохие показатели в Тамбове и Курске, чуть хуже ситуация в Воронеже и совсем печальная — в Орле. Губернаторы решают примерно одинаковый набор проблем: лекарственное обеспечение, коечный фонд. Набор мер тоже не сильно отличается.

Важную роль сыграла история управления регионом. Бывшие губернаторы – Олег Королев, Александр Михайлов и Евгений Савченко — старались поддерживать социальную сферу и, в частности, сферу здравоохранения. Наследие Тамбовской области передал Олег Бетин в руки Александра Никитина, в Воронежской области Алексей Гордеев — Александру Гусеву. Проблемы для регионов типичны: их плохо обеспечивали ресурсами и пытались оптимизировать. Александр Козлов и Вадим Потомский, предшественники Андрея Клычкова, управляли Орловщиной откровенно плохо.

Белгородский вопрос года: «Что происходит?»

На публичном совещании, после переизбрания в 2017 году, Евгению Савченко дали задание найти себе замену. Тогда экс-губернатор обладал серьезной протекцией президента. Однако, мы видим, что к 2020 году ситуация изменилась. Есть версия, что, после обозначения последнего срока правления, в Белгородской области обострились процессы за контроль над регионом. С 2017 года вокруг этого концентрировались разные группы интересов, в том числе, силовых.

Белгородский экс-губернатор сильно выделялся на фоне технократов, которые расположились в соседних регионах. С 2016 года в стране сменилось 70 губернаторов, в девяти регионах это произошло не один раз. Многие из них — выпускники специальных курсов РАНХиГС: системные люди, которые прошли обучение, работали федеральными или региональными чиновниками, топ-менеджерами крупнейших компаний. Это люди «программы Кириенко» — более управляемые. И Евгений Савченко был последним мастодонтом, который выглядел автономно, позволял себе многое, что увеличивало давление на него.

Интересная ситуация получилась с назначением Дениса Буцаева: Евгений Савченко официально объявил его врио, что, предположительно, вызвало недоумение со стороны федерального центра. Вячеслав Гладков занял губернаторское кресло на правах типичного представителя плеяды назначенцев. То же самое случилось в Курском и Липецком регионах. Тем не менее, Вячеслав Гладков отличается от этих руководителей с точки зрения опыта: Игорь Артамонов и Роман Старовойт до прихода в губернаторы не управляли городом или областью. А Гладков хорошо понимает систему муниципалитета или региона, у него больше опыта и он лучше подготовлен. Белгородчина является передовой, поэтому новому главе сложно предложить нечто более совершенное и новое, можно сказать, что положение у Гладкова сложное. Instagram помогает ему раскрыться — яркий пример так называемой «новой искренности». Белгородские чиновники уже пишут там по 20 постов в день, не понимая, как это работает.

Прогнозы на 2021 год

Ожидается масштабное обновление списка депутатов Государственной Думы. Попытки «абсорбировать» часть недовольных горожан с помощью проектов типа «Новых людей», скорее всего, будут, хоть партия и не «выстрелила» в Черноземье. Новая партия пройдет при поддержке политтехнолога Евгения Минченко, мы видим, что ресурсные вливания в организацию продолжаются. Базовый сценарий выборов следующий: стараться демобилизовать протестный электорат, обновить «ЕР», сформировать партию для горожан, нейтрализовать системных оппозиционеров. Напомню, что в 2021 году также пройдут выборы в Курскую областную Думу, Липецкий областной Совет, Тамбовскую областную Думу и Орловский областной Совет.

Во власти ощущается фрустрация по поводу того, что система оказалась хуже подготовлена к пандемии, чем изначально заявлялось. Это может оказать влияние на политические настроения. Например, многие оппозиционно настроенные люди приняли решение сидеть дома, чтобы не рисковать здоровьем, и это позволило правящей партии победить более беспрепятственно, за редким исключением в виде Тамбова. Низкая явка, крайне низкая явка городов, большое количество дней для голосования — все это позволило осуществить провластную мобилизацию.

Что будет в сентябре 2021? Сложно прогнозировать, но есть очевидная вещь: появится некий драйвер для тех 80% населения, о которых мы говорили, встать и пойти голосовать. Власть это понимает. Явка на федеральные выборы будет выше, и какой выбор сделают горожане, нам только предстоит увидеть.