Инструменты , Черноземье ,  
0 

Орищенко: «Идет краш-тест российского бизнеса»

Дмитрий Орищенко: «Идет краш-тест российского бизнеса»
Дмитрий Орищенко (Фото: из личного архива)
Дмитрий Орищенко (Фото: из личного архива)
Основатель группы «Абирег» Дмитрий Орищенко — о ситуации с крупным, малым и средним бизнесом Черноземья и модели сосуществования медиа и PR-службы.

— С какими проблемами сегодня сталкивается бизнес Черноземья? Какие тенденции вы наблюдаете?

— Мы отслеживаем основные проблемы бизнеса в Черноземье и его достижения в рамках издания «Абирег». Я уже видел черновую верстку нашего спецпроекта — рейтинга крупнейших компаний Черноземья «Абирег» топ-100, где мы собираем и анализируем информацию о деятельности крупного бизнеса за год. Несколько крупных компаний воспользовались новой возможностью не раскрывать информацию — в частности, группа НЛМК, оборонный концерн «Созвездие». Но 80% компаний показали рост. Одна компания из сферы энергоснабжения меня удивила: она показала рост 640%.

2022 и 2023 годы дали большие возможности для развития бизнеса. Многие иностранные компании ушли с нашего рынка и освободили огромное количество ниш в производстве, торговле, сфере услуг. В 2023 году кто-то занимал новые ниши, кто-то искал замену традиционным поставщикам. Например, представитель «Воронежсинтезкаучук» на Воронежском промышленном форуме рассказывал, что они искали замену оборудованию, которое закупали в недружественных странах. Раньше на отечественный рынок они не смотрели, оценивали нашу продукцию низко и не развивали российские компании. Выбора не осталось, поэтому компании ищут новые возможности и помогают производителям, которые, может быть, раньше производили оборудование чуть хуже. Теперь их «подтягивают», дают им новые технологии, подсказывают, что улучшить. За счет этого многие компании занимают новые ниши и, думаю, в ближайшие годы вырастут очень сильно.

Дмитрий Орищенко: «Идет краш-тест российского бизнеса»

— Как вы оцениваете ситуацию в отдельных отраслях?

— У некоторых компаний произошло снижение объемов — например, у части агрокомпаний. Это для меня удивительно: мне казалось, что в Черноземье агрорынок рос. Что касается металлургов: НЛМК, как я уже сказал, не раскрыл показатели. У нас недавно было интервью с липецким губернатором Игорем Артамоновым, он говорил, что в 2022 году компания незначительно снизила обороты после рекордов предыдущего года. Но мы все равно оставили их в рейтинге на первом месте. Металлинвест раскрыл показатели, у них тоже небольшое падение — на 18%. Думаю, что это было связано с поставками, но в целом продукция металлургии будет пользоваться популярностью. Тем более, что начинает развиваться машиностроение.

Запущены новые процессы, и Черноземье не упускает возможности встроиться в новую экономику. Думаю, что в ближайшее время мы услышим и о новых компаниях, и о новых прорывах в бизнесе.

— Какие тенденции в малом и среднем бизнесе Черноземья?

— Мы видим, что люди ищут и находят новые возможности. Для нас это, может быть, не очень хорошо: основное, на чем мы зарабатываем деньги — это репутационное агентство «АбирегPR», которое специализируется на антикризисном PR, на информационных войнах, на услугах внешней пресс-службы. Точка входа для бизнеса — кризисная ситуация, когда возникают проблемы, корпоративные споры, переделы рынков.

В принципе сегодня этих кризисов достаточно: пандемия, потом спецоперация. Идет краш-тест российского бизнеса. Может быть, в контексте это звучит плохо, но, к сожалению, многие представители бизнеса хорошо переживают этот краш-тест.

Думаю, что у малого бизнеса тоже появились хорошие возможности, они занимают освободившиеся ниши. Только сегодня мне рассказали историю о нашем производителе оливкового масла. Раньше он покупал оливки в Италии, а теперь заказывает пробные партии в Узбекистане, в Сирии. Почти нет трагических историй — чтобы бизнес совсем не выплыл. У тех, кто считал, что все плохо в экономике и в бизнесе, действительно падение и сложности. Кто так не считал, у тех рост и новые возможности.

— Уже немного затронули эту тему. По вашим наблюдениям, стало больше или меньше корпоративных конфликтов и конфликтов со СМИ?

— Конфликтов со СМИ не стало больше. Когда мы работаем с компаниями, мы всегда отговариваем их ссориться со СМИ. Даже если компания абсолютно права, все-равно она будет выглядеть негативно, если конфликтует с медиа. Плюс журналистская солидарность.

Если брать направление антикризисного PR, здесь достаточно много задач и проблем. Главная трудность — проблему лоббизма сложно решить с помощью инструментов PR. Это стимулирует нас продвигать свои услуги в том числе с помощью маркетинга, хотя до этого мы никогда не занимались маркетингом. Раньше работали за счет сарафанного радио и личных отношений.

— В чем особенность работы вашей группы «Абирег»?

— У нас нестандартная бизнес-модель для рынка медиа. Обычно СМИ и PR-агентства работают порознь. Мы выстроили не рекламную модель: мы зарабатываем не на рекламе, а на консалтинговых услугах для бизнеса. Всех это немного смущает, но у нас продажникам запрещено продавать рекламу в «Абирег».

Когда против компании используется административный ресурс, идут корпоративные войны, конфликты, генеральный директор пытается увести бизнес или идут споры между совладельцами бизнеса — этими кейсами мы занимаемся. Как и юристы, мы не даем 100% гарантию результата. Я разговаривал с сотрудниками лучших юридических компаний Воронежской области: статистика побед — 50%. У нас клиенты побеждают в 80% случаев. Мы шутим, что даем бизнесу последнюю надежду победить в схватке с более сильными оппонентами.

Наше СМИ должно быть качественным, давать эксклюзивы, инсайды, выпускать новые интересные для бизнеса спецпроекты. Например, рейтинг крупнейших компаний Черноземья, топ-100. Мы в шутку называем это региональным Forbes. В этом году еще выпустили рейтинг влиятельности, этот продукт тоже пользуется популярностью.

Я не вижу снижения спроса на такие медиа-продукты. Удивительно, что в последние годы, когда запретили рекламу в некоторых социальных сетях, малый бизнес вернулся к традиционным моделям рекламы в СМИ. У нас тоже количество рекламы выросло: хочу пояснить, что от входящей рекламы мы не отказываемся. Традиционные медиа — это понятные каналы коммуникации и понятная целевая аудитория.

— Какие тенденции можете отметить в региональной журналистике?

— От федеральной власти идет большой запрос на прямое общение с людьми через соцсети. С любой проблемой вы приходите в социальные сети, и органы власти по специальной методике в течение 24 часов должны отреагировать, разобраться в проблеме и предложить решение, либо решить ее.

Медиа, у которых сильные социальные сети, выигрывают в первую очередь. Сегодня я бы не стал запускать традиционное бумажное СМИ. Те, которые есть, надо постепенно убирать. Может быть, оставлять в районах, если они востребованы.

Если брать СМИ делового формата, журнал DeFacto несколько лет назад отказался от печатной версии и хорошо себя чувствует. Другое дело, что пока их бывший главный редактор Артем Сокольников был пресс-секретарем воронежского губернатора Александра Гусева, они стали менее острыми и, мне кажется, сильно потеряли свою аудиторию. Это грустно, рынок деловой журналистики в регионе был и так маленьким. Новым пресс-секретарем Гусева стал редактор из «Коммерсанта» Андрей Цветков. Надеюсь, это не убьет «КоммерсантЪ».

— Как последние кадровые перестановки в правительстве повлияют на медиаполе?

— Я не понимаю, почему на такие должности берут журналистов, а не pr-специалистов, хотя это больше пиаровская работа. Вопрос к тем, кто нанимает. Прошло мало времени после нового назначения, но изменения уже начались.

Был ряд СМИ, которым областная администрация ничего не комментировала, не приглашала их представителей на мероприятия. Теперь пресс-служба правительства продемонстрировала, что готова работать со всеми. Другой вопрос, как поведут себя эти СМИ, готовы ли они взаимодействовать с властями или их целевая аудитория хочет только крови? Но такой жест был. Пока не понимаю, будут ли давать этим СМИ деньги и «прикармливать» их. Но нас могут ждать изменения на медиарынке. Возможно, станет меньше чернухи.

Практика «Россия остается очень важным рынком для наших фирм»
Материалы выпуска
Компетенция «Наши граждане переориентировались на внутренний туризм»
Компетенция Анатолий Гольцов: «В рыночной экономике границ не бывает»
Практика Павел Ковалев: «Оспорить кадастровую стоимость получается в 50% случаев»
Компетенция «Командообразование — это мегатренд на ближайшие годы»
Компетенция «Применение новых технологий помогает решать вопросы импортозамещения»
Практика Александр Бабанов: «Стараюсь пропускать проблемы бизнеса через себя»
Компетенция Сергей Наумов: «Самое важное, когда люди держатся вместе»
Инструменты «Малый бизнес быстрее адаптируется к новым реалиям»
Компетенция «В среднем ежегодно Центр «Мой бизнес» оказывает около 10 тысяч услуг»
Практика «В борьбе за кадры компании сами растут»
Бизнес-кейс «Бизнес полностью выходит в правовое поле»
Практика «Юридическая фирма нацелена на предотвращение проблем у клиентов»
Практика «Туристический потенциал Липецкой области недооценен»
Инструменты Орищенко: «Идет краш-тест российского бизнеса»
Практика «Россия остается очень важным рынком для наших фирм»
Содержание
Закрыть